Powered by Invision Power Board
Здравствуйте Гость ( Вход | Регистрация ) Выслать повторно письмо для активации

Страницы: (3) 1 [2] 3   ( Перейти к первому непрочитанному сообщению ) Reply to this topicStart new topic

> укрепления бронзового и железного века
Эмден
Отправлено: Окт 3 2015, 17:29
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




user posted image
user posted image
user posted image
Top
Pampa
Отправлено: Окт 3 2015, 18:28
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 3826
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 274




Ну осады это отдельная тема и за каждую осаду отдельный разговор.
Top
Кэшик
Отправлено: Окт 11 2015, 11:32
Quick Quote Quote Post


Полковник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 997
Регистрация: 5-Октября 15

Репутация: 78




Цитата (Эмден @ Окт 3 2015, 16:41)
Массада.
user posted image


И как они на этой горе жили-источники питьевой воды где?


--------------------
Духовность, Смирение, Кефир!
Top
Кэшик
Отправлено: Окт 11 2015, 11:33
Quick Quote Quote Post


Полковник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 997
Регистрация: 5-Октября 15

Репутация: 78




Цитата (Эмден @ Окт 3 2015, 16:53)
методы осады древности
user posted image

Картинка красивая,можно сказать эпичная. Это по реальным событиям нарисовано?


--------------------
Духовность, Смирение, Кефир!
Top
Pampa
Отправлено: Окт 11 2015, 11:38
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 3826
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 274




Цитата (Кэшик @ Окт 11 2015, 11:17)
И как они на этой горе жили-источники питьевой воды где?

Там были резервуары для сбора воды.
Top
Эмден
Отправлено: Ноя 25 2015, 12:12
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




user posted image
user posted image
user posted image
user posted image
user posted image
Top
Эмден
Отправлено: Ноя 25 2015, 12:17
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




user posted image
user posted image
user posted image
user posted image
user posted image
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 15:22
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Полевые археологические исследовании. Что происходит с оставленными вещами.

Ученый-историк ищет источники для своего исследования в архивах, где четко рассортированные и пронумерованные документальные материалы ждут его в картонных коробках. Задача археолога куда труднее. Наши источники (поселения, шахты, каменоломни, святилища, клады, захоронения, изделия из камня, дерева, кости, металла, стекла, а также следы пахоты, огня и т. д.) — во многих местах на земле и под землей. Во многих, но далеко не везде. Поэтому археолог прежде всего должен знать территории, где искать не следует.

Так, мы не станем искать палеолитические стоянки в тех районах, которые в далеком прошлом были покрыты сплошным ледниковым покровом. Не следует также забираться на вершины высоких гор или, напротив, спускаться слишком глубоко на морское дно, впрочем, последнее утверждение не совсем точно, так как существует подводная археология. Есть места, которые когда-то находились на поверхности и были густо заселены, а в настоящее время покрыты водой. Например, на месте пролива Каттегат 6 тысяч лет назад между Данией и Швецией существовал перешеек, имевший большое значение в миграции древних людей. В Доггер-банке у побережья Англии древнейшие вещи попали в рыбацкие сети. В прибрежных водах Черного и Средиземного морей скрыты остатки античных городов, которые ушли под воду в результате многовековых тектонических движений — опускания суши. Мы не можем также организовать поиски там, где пролегают дороги, стоят жилые дома, заводы, расположены аэродромы и другие современные строения.

Те древности, которые остались на поверхности, — наскальные рисунки, пещерные жилища, городища — мы находим сравнительно легко. Есть и такие районы, где с древнейших времен никаких геологических отложений не образовалось. Но таких мест очень мало, большая часть древностей тщательно укрыта землей. Найти их и извлечь оттуда — это целая проблема, в решении которой нам помогают зондировочный бур, геофизические методы, аэрофотосъемка.

Однако, если мы даже установим, что в данном месте скорее всего мы найдем древние вещи, нам предстоит еще их добыть. Наступает момент, когда главным действующим лицом становится лопата (недаром некоторые называли археологию «наукой лопаты» и считали ее самым важным инструментом археолога), или, иначе говоря. Начинаются земляные работы (раскопки), то есть полевые археологические исследования. В английском языке есть один краткий термин, определяющий эту работу, — «excavation».

К вещам, сохранившимся до наших дней, мы должны относиться с большим вниманием и тщательно фиксировать их положение, взаимосвязь с другими предметами и окружающей средой. Мы понимаем, что перед нами только незначительные остатки и следы, поэтому ни одна деталь не должна ускользнуть от нашего внимания, так как позже, при восстановлении общей картины прошлого, все они приобретут особую важность. Мы оказываемся в ситуации детектива, реконструирующего процесс совершения преступления по следам, оставленным преступником, притом преступником осторожным, стремившимся замести за собой по возможности все следы.

В отношении древности роль такого осторожного преступника играет время в союзе с природной стихией — водой, ветром, огнем, землетрясением… Попробуйте представить себе, что станется от вашего дома, если он будет охвачен пожаром. Исчезнут деревянная мебель, ковры, занавески, одежда, пища. Когда такой процесс уничтожения произойдет другим, более медленным способом, то мы получим примерно такой же результат, только намного позже. Железная консервная банка исчезнет через сто лет, алюминиевая — через пятьсот, полиэтиленовый пакет выдержит тысячу лет.

Разрушают вещи не только время и природные факторы, но и сами люди. Участники американской экспериментальной экспедиции, которые жили по способу индейских охотников, собирателей и земледельцев XVI века, пришли к очень интересным выводам. В течение трех недель ее члены разбили или потеряли 13 % всех вещей. Из них 10 % были изготовлены из твердого материала: камня, кости, ракушки, керамики, а 3 % — из мягкого сырья: дерева, кожи, тканей, которые подвержены быстрому разложению, 87 % вещей они унесли при переходе на другое место.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 15:23
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Столь незначительные следы поставили бы, наверное, в тупик и такого выдающегося детектива, как Шерлок Холмс. Однако известно, что бесследно ничто не исчезает! А современные археологи владеют методами, которые позволяют обнаружить даже самые незначительные следы. Но дело осложняется тем, что в большинстве случаев неизвестно, к чему эти следы относятся. Но и здесь находится выход.

Когда мы раскопаем остатки деревянного жилища, то перед нами откроется темное хаотическое месиво — угли, ямы, желобки. Остатками чего они являются? Ряд вопросов мы сможем решить, исходя из опыта предшествующих раскопок, но многие вопросы все еще остаются без ответа. Вспомним день 10 августа 1956 года, когда польские археологи сожгли реконструированный древний дом, чтобы исследовать остатки (следы) предметов, которые они создали собственными руками. К ним присоединились и другие исследователи, достигшие определенных результатов.

В Дании, в Аллерслеве, с 1958 года существует «неолитическая» деревенька из нескольких домов. Опорные деревянные столбы домов достигают более двух метров, стены сплетены из прутьев и обмазаны глиной. Экспериментаторы спокойно готовили на открыто очаге ужин. И вдруг — пожар! На крыше одного из домов появились языки пламени. Кто-то вел себя неосторожно и развел слишком большой огонь. Пожар потушить не удалось, в результате дом превратился в кучу золы и обгоревших бревен. Изучая следы пожарища, археологи обнаружили, что глина обмазки спеклась и оказалась обожженной на глубину 5 мм и полностью соответствовала спекшейся древней обмазке. Кровельные брусья превратились в тонкие палки.

После этого пожара уже никто не подвергал сомнению целесообразность искусственного уничтожения моделей древних объектов. Поэтому нам остается только поблагодарить неизвестного «поджигателя» и медлительных «пожарных».

В 1962 году датские экспериментаторы сожгли модель дома эпохи железа размером 14х6 м с жилой частью и отделением для скота. Каркас построили из вертикально вкопанных деревянных столбов, стены сплели из претьев и обмазали глиной. Все деревянные части пронумеровали металлическими бляшками, в разных местах установили термоэлектрические элементы, которые фиксировали температуру.

Внутри дома разместили копии деревянной и глиняной посуды и различных орудий труда. Пожар быстро захватил всю постройку, и она начала распадаться. Спустя 30 минут от нее остались только большие колья, торчавшие из кучи обугленного дерева и золы. На уровне пола температура достигала 900 градусов, а у стен — 700 градусов. Этого было достаточно для того, чтобы часть обмазки стен спеклась. Через шесть месяцев после пожара археологи исследовали пожарище и по металлическим бляшкам установили следов различных частей постройки.

Датские археологи продолжили свою экспериментальную серию. Они сожгли еще один макет дома эпохи железа. Во время пожара, столь же тщательно подготовленного экспериментаторы сделали несколько тысяч черно-белых и цветных снимков, а также записали данные о температуре. Но они тщательно исследовали только одну треть пожарища. При этом взяли много проб сгоревшего дерева, глины, золы и обмазки для химических, физических и других анализов. Оставшуюся часть пожарища покрыли десятиметровым слоем глины для последующих исследований. Эксперименты дали много нового, и уже на раскопках сгоревших настоящих домов эпохи железа можно будет установить множество следов, на которые раньше не обращали внимания.

Некоторые результаты таких исследований помогают объяснить появление сосудов со светлыми и темными пятнами. Вы, конечно, видели такие «рябые» сосуды в музеях. Если черепки от глиняных сосудов во время пожара покрыты травянистым дерном, то они чернеют, так как в данном случае происходит обжиг без доступа воздуха, то есть восстановительный. Другие черепки из того же сосуда могут принять красноватую окраску, если они находятся в среде с доступом воздуха, то есть происходит окислительный процесс. В местах, куда во время пожара с горящей крыши упал травянистый или вересковый дерн, археологи нашли почерневшие осколки. И наоборот, там, где упали части крыши из соломы или сена, они нашли красноватые осколки. После склеивания этих осколков получили сосуд с пятнистой поверхностью. Поэтому, найдя черепки различной окраски на древнем пожарище, археологи сейчас могут определить, из какого материала была сделана крыша
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 15:23
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




От верескового дерна осталась беловатая зола, а от травянистого — красноватая. Глиняный пол во время пожара покраснел, и на нем появились черные очертания сгоревшего дерева. Опоры из дуба и ясеня также оставили различные следы. Нижняя часть столбов из дуба сохранялась частично и над полом. Столбы из ясеня выгорели даже на глубину нескольких сантиметров ниже уровня пола. Спекшаяся твердая обмазка с оттисками прутьев образовалась вокруг толстых столбов, где дольше всего сохранялась высокая температура. Примечательно, что большие брусья из крыши упали на ее сгоревшее покрытие. Интересный эксперимент поставили шотландские археологи, когда исследовали некоторые городища эпохи железа. Стены этих городищ были сложены из расплавленного базальта и остатков деревянных брусьев. Казалось, будто стены «остекленели». Как это произошло? В решении этой загадки испытал свою смекалку видный английский археолог Гордон Вир Чайлд. В старом угольном карьере его сотрудники построили четырехметровый отрезок оборонительной стены высотой и толщиной два метра. Вначале возвели две стенки из базальта, переложенного горизонтально уложенными брусьями. Пространство между стенками заполнили базальтовой крошкой и землей. Эту модель массой девять тонн обложили хворостом и подожгли. Стена горела очень бурно в течение тридцати минут. Спустя три часа рухнула внешняя, а потом и внутренняя стена. Заполнение раскалилось докрасна через пять часов и тлело двадцать часов. После охлаждения Чайлд установил, что осколки нижнего слоя остекленели и спеклись в твердую массу. В верхних слоях остекленела лишь часть осколков. Некоторые брусья оставили следы в расплавленной породе. Для того, чтобы произошли подобные изменения базальта, температура должна была достигнуть 800-1200 градусов. Результат эксперимента в сущности отвечал археологическому оригиналу, что подтверждает как правильность реконструкции оборонительной стены, так и причины возникновения остекленения.

Грандиозный эксперимент был поставлен в Великобритании в Овертон-Дауне в графстве Уилтшир и в Веренхэме в графстве Дорсетшир.

В Овертон-Дауне экспериментаторы построили в местности, где подстилающей породой был мел, копию древнего вала и рва. Ров выкопали с крутыми стенами и ровным дном. Вал построили длиной 21 м, высотой 2 м и шириной в основании чуть больше 7 м. От рва он был отдален больше чем на 1 м. Ров вверху имел ширину 3 м, внизу 2,4 м и глубину 1,5 м. Дерн из рва уложили в нижнюю часть вала (А). Глина второго слоя (В) вала также была вынута и рва. При дальнейшем углублении рва пришлось копать уже меловую основу. Полученный материал уложили в слои (С, D, E) вала, установив между ними отличительные знаки. И, наконец, экспериментаторы срезали стены рва под нужным углом и заровняли дно. Полученный материал уложили в слой Е вала и создали таким образом комбинированный слой Е/F. В самом валу и вокруг него положили различные вещи: сожженные и несожженные кости, предметы из кожи, дерева, кремня, керамики. Причем эти вещи положены с той целью, чтобы при последующих раскопках можно было установить, как изменятся их свойства и расположение в связи с выветриванием, разрушением и осадкой вала и рва. Эти раскопки запланировали посредством разрезов вала и рва шириной 1,5 м через 2, 4, 8, 16, 32, 64, 128 лет. Некоторые специальные исследования английские археологи будут проводить здесь и в более короткие интервалы.

Вам может показаться, что срок 128 лет, с одной стороны, слишком велик, а с другой — слишком мал. Среди археологов, конечно, не больше долгожителей, чем среди других ученых. Но поскольку археологи исследуют прошлое, они должны думать и о будущем, о будущих поколениях последователей, об углублении их знаний. А сто лет ведь совсем небольшой отрезок той толщи веков, которая нас отделяет от древнейшей истории человечества. Но и этот краткий отрезок даст ответы на целый ряд наших вопросов. Убедитесь сами!

Часть рва в Овертон-Дауне археологи исследовали уже спустя семь с половиной месяцев. Осыпь высотой 30 см покрыла углы дна и боковые стены. Середина рва оставалась еще чистой. Спустя 20,5 месяца слой осыпи со стен достиг уже метровой толщины. Верхние дерновые слои стен были подточены, и спустя 25,5 месяца первые куски дерна упали на середину дна рва. Осыпавшийся материал образовал слои мелкого и крупного мелового щебня. Спустя 32 месяца слой осыпи достиг 125 см, и подточенный дерновый слой упал на дно рва. Через 48 месяцев первоначально крупные куски дерна начали во рву крошиться, а меловая осыпь образовала уже угол наклона, равный 32 градуса. Дальнейшие наблюдения показали, что находки в осыпи в середине рва не обязательно относятся к времени его возникновения. Например, вещи позднего палеолита, которые находились бы в слое дерна, до того как был выкопан ров (предположим, что мы его вырыли в бронзовом веке), могли в результате его выветривания оказаться на дне рва. Сам вал ха этот период значительно осел и расширился. Изменения произошли и с закопанными вещами. Ткани в дерновом слое разложились, в то время как в меловом еще сохранялись. Изменения кожаных предметов были незначительны, почти не измелились изделия из кости.

Польские исследователи в аналогичных экспериментах использовали деревянные шалаши в польских Татрах. Здесь строительная техника и форма подобных построек практически не менялись с древнейших времен до недавнего времени. Поэтому сама простота деревянных шалашей и традиционный способ их постройки упрощают археологические исследования. Кроме того, археологам известны были время и причина уничтожения шалашей (в большинстве случаев они сгорели), а также их первоначальная форма. Во время раскопок остатков шалашей были установлены характер и темпы изменений остатков постройки. Сравнивая различные объекты, археологи установили, что по остаткам деревянных построек часто можно определить их форму и величину, но восстановить архитектурные детали удается только в исключительных случаях.

Биологи из той же исследовательской группы установили, что сообщества растений, характерные для места, на котором поселился человек, сохраняются не более 50 лет. Но изменения почвы (процент содержания азота и кислотность) остаются постоянными и могут служить показателем длительности и интенсивности заселения.

Археологам помогают не только пожары и всевозможные другие разрушения моделей древнейших построек. Жизнь в таком сооружении может дать неоценимые сведения. В 1973 году английские археологи построили в экспериментальном земледельческом поселении эпохи железа в Батер-Хилле круглый дом (подробно об этом поговорим в предпоследней главе). Через несколько месяцев исследователи, жившие в этом доме, заметили у внешней стороны входа углубление от стекавшей с крыши воды и следы ног. Это наблюдение археологи вскоре с успехом использовали для определения входа в древний дом. Детальные сведения о жизни в таких домах и влиянии обитателей на состояние жилья получили экспериментаторы из Аллерслева в Лейре.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 21:36
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Строительство и жилье. Сначала крепость, а потом дом.

Однажды в пасмурное туманное утро 1966 года (собственно, мы даже не знаем, было ли оно туманным или солнечным, так как в сообщении ничего об этом не сказано, но если речь зашла о погоде в Англии, а именно о ней наш рассказ, то у нас, несомненно, больше шансов попасть в цель, если напишем, что утро было пасмурным, туманным) для нескольких заключенных ее величества английской королевы Елизаветы кончилась, хотя бы на несколько дней, однообразная жизнь за серыми тюремными стенами в Лейчестере. Их увезли в Лант, недалеко от Ковентри, где заключенных с нетерпением ожидали археологи, которые там нашли остатки римской крепости середины I века н. э., то есть того периода, когда легионеры императорского Рима устанавливали его власть в новой провинции Британии.

Археологи решили восстановить часть крепости и определить при этом, сколько времени на такое строительство могло понадобиться римлянам. Именно в этом им должны были помочь заключенные. Крепость, которую реконструировали археологи, была прямоугольной в плане и имела размеры 91х61 м. насыпь была построена из земли и дерна. В основании она имела ширину 5,4 м. Высоту ее по археологическим находкам установить было невозможно. При ее определении исходил из предположения, что на верхней платформе насыпи должно было находиться пространство для воинов шириной около двух метров. Это определяло угол наклона внешней стены насыпи, равнявшийся 65 градусов, и высоту 3,6 м. Задняя часть насыпи снизу начиналась вертикальной стеной высотой свыше 1 м, укрепленной кольями, затем она переходила в наклонную стену (под углом 45 градусов), которая вела вверх к платформе. Перед насыпью (валом) был ров. Насыпь вала экспериментаторы построили из земли (на одну треть), которую выкопали из рва, и дерна, нарезанного блоками, размеры которых измерялись римскими стопами (1,5х106х0,5, то есть 44,4х29,6х14,8 см). Вес каждого блока дерна составлял 32–34 кг. Нагружали их на плечи несущего двое мужчин. Для возведения насыпи длиной 11 м потребовалось свыше 5500 дерновых блоков, включая и разломанные, использованные в качестве заполнения вместе с землей. Если бы эту часть насыпи строили только из дерновых блоков, то их бы понадобилось 7600 штук. Для всей насыпи в Ланте длиной 283 м понадобилось бы в комбинации с землей 138 тысяч дерновых блоков, или 190 тысяч дерновых блоков без земли. За один час работавший вырезал с помощью реплик римских инструментов от 4,5 до 6,5 штуки блоков.

Римские легионеры, по всей вероятности, срезали дерн во внутреннем пространстве крепости, перед тем как возвести там постройки. На основании результатов эксперимента археологи рассчитали, что крепостной вал в Ланте могли построить 210–300 человек за 9-12 дней, если бы она работали по 10 часов ежедневно. Одновременно археологи определили, что в крепости размещено было около 300 воинов. Затем реконструировали деревянные ворота высотой 9 м с двумя створками. К этим воротам, построенным 25 работниками за три дня, с двух сторон возвели 15-метровые отрезки крепостной стены.

Исходя из результатов этого эксперимента, Брайан Хобли попытался определить, в какой срок были построены некоторые другие римские военные укрепления в Британии. Насыпь крепостной стены (длиной 472,5 м) укрепления в Фэндочи, возведенная в период правления римского полководца Юлия Агриколы (61 год н.ж.), в разрезе имела такую же форму, как предшествующая. Для ее постройки 600 воинам (в укреплении находилась военная когорта численностью 800 человек) нужно было кроме земли, которая составлял треть объема вала, еще 232500 квадратов дерна. Строительство могло длиться 9-12 дней. Более мощные укрепления (длина стен — 658,5 м, ширина — свыше 5 м) находится возле Каслдикса и относится к периоду правления императора Антонина Пия (138–161 годы н. э.). Если в стене его было также на одну треть земляное заполнение, то оно было построено из 750 тысяч блоков 750 воинами из гарнизона в 1000 человек. Они могли его построить за 20–24 дня. Оборонительная насыпь лагеря легионеров в Честере (длина — 1921 м, ширина — 8,5 м) была построена при заполнении землей на одну треть из 1 852 200 блоков. Половина гарнизона, то есть 2500–3000 человек, могли его построить при благоприятных условиях за 12–14 дней.

Для постройки «Вала Антонина» (длина 59,5 км, ширина — 4,26 м), который тянется через Южно-Шотландскую возвышенность, потребовалось 26 млн. блоков дерна, 6000 легионеров могли его построить за 100 дней. Но если учитывать необходимость постройки одновременно вспомогательных укреплений, коммуникаций и других сооружений и если учитывать также неоднородность геологических условий, то реальным будет срок строительства вала в полгода. Построенный раньше «Вала Антонина» вал императора Адриана (117–138 год н. э.), который тянулся с востока на запад от сегодняшнего Ньюкасла до Карлайла, был короче «Вала Антонина» (длина — 49,89 км, ширина 6,09 м). Сложенный из 20 млн. блоков, он мог быть построен приблизительно за такое же время, как и «Вал Антонина».

Мы считали необходимым уже в самом начале этой главы объяснить ее странное и даже в какой-то мере озадачивающее название. Поэтому просим прощения, на этот раз мы поступили иначе, чем обычно, и начали свой рассказ не по порядку. Конечно, прежде чем люди начали возводить такие постройки и укрываться за их стенами от враждебных соседей, должно было пройти очень много времени. Итак, если мы все-таки хотим начать с начала, то нам необходимо вернуться в эпоху раннего палеолита.
Прежде чем начать рассказ, нужно отметить еще одно обстоятельство. В исследовании древнего строительства экспериментальная археология встречается с большими трудностями. Ведь археологи во время раскопок находят от жилищ и других подобных построек в большинстве случаев только следы от тех частей постройки, которые были углублены в землю (ямы от кольев, желобы фундамента, каменный фундамент, углубленное внутреннее пространство), а также куски обмазки с оттисками плетенной из прутьев или сделанной из вбитых в землю кольев стены, остатки балок и столбов. Остатки наземных частей построек сохранились в очень редких случаях (дома с каменными стенами, деревянные дома, сохранившиеся благодаря наличию слоя торфа или ила). Древних глиняных моделей домов найдено совсем немного, к тому же они очень схематизированы, упрощены. Поэтому наземная часть постройки остается в значительной мере делом гипотез, которые основаны на различных источниках: скромных археологических находках, исторических и этнографических источниках, данных строительной механики и особенностях применявшихся строительных материалов. Но даже если мы примем во внимание все эти источники, вряд ли модель может восстановить до конца прежнюю действительность. В то же время она становится строительно-техническим средством, которое позволяет продолжить исследование с учетом стойкости, способа использованию, жилищных условий.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 21:40
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Жилище охотников и собирателей

В первый период раннего палеолита климат был более теплым, чем в настоящее время, в результате чего люди, видимо, не особенно заботились о жилищах. Достаточно было лишь каких-либо укрытий от ветра. Очевидно, люди создавали эти укрытия из ветвей, хвороста и листьев. В пещерах и под скальными навесами люди стали селиться в конце раннего палеолита, а также в период среднего и позднего палеолита, когда климатические условия под влиянием надвигавшегося ледника стали достаточно суровыми. Чтобы согреться в холодных и влажных пещерах, их древние обитатели использовали огонь, а также шкуры животных. Строились в тем времена и какие-то хижины. Никто из археологов не сомневался в том, что палеолитические охотники отдыхали в пещерах на теплых шкурах, но доказательств этого у нас долгое время не было. Такие доказательства появились совсем недавно, когда археологи обратились за помощью к химикам с их современными методами анализа. В культурном слое, оставленном 30 тысяч лет назад охотниками на мамонт в одной небольшой пещере в Южной Германии, химики установили высокий процент содержания жиров — почти 0,2. Состав жировых кислот исключал возможность происхождения их из богатых охотничьих трапез. Главной составной их частью была церотиновая кислота, которая встречается в животном воске. В то время в этих краях не было ни пчел, ни других производителей воска. Поэтому высказано было предположение, что эа кислота происходит из жиров шерсти млекопитающих, где она действует как консервирующее вещество. Археологи поэтому считают, что обители пещер стелили толстую с длинной шерстью шкуру мамонтов на пол, чтобы улучшить себе условия жизни в пещере. Так благодаря химикам, мы узнали не только о древнейшем ковре в мире, но и о том, каким незначительным следам должны уделять археологи внимание во время раскопок.

Кроме пещер существовали также жилища на открытой местности. На берегу Днестра найдено позднепалеолитическое овальное жилище размером 10х7 м с пятнадцатью очагами, каркас которого составлен был из мощных костей мамонта. В период позднего палеолита, очевидно наиболее распространенными были круглые, углубленные в землю жилища с одним очагом. Встречались также овальные и вытянутые жилища с несколькими очагами. Об их наземной конструкции мы можем только догадываться и создавать предположительные реконструкции, как это делают в музее древних построек в Аспарне (Австрия). Для того, чтобы получить представление об этом музее, достаточно посмотреть Музей народного зодчества в Рожнове под Радгощем. В Аспарне моно увидеть позднепалеолитическое жилище, которое построили экспериментаторы по типу овального в плане (6х3) жилища с двумя очагами, найденного в Остраве-Петржковицах. Каркас его сделали из березовых стволов, нижнюю часть которых перед вкапыванием в землю заострили и обожгли на костре. Каркас покрыли шкурами, соединенными кожаными ремнями и сухожилиями. Охотники из Петржковиц жили в трех таких хижинах.

Охотники вынуждены были постоянно следовать за передвигавшимися животными, особенно при охоте на оленей в период позднего палеолита. Поэтому предполагается, что существовали также переносные жилища. Их остатками могут быть низкие круглые земляные насыпи и валы из крупных камней диаметром до 4 м. На такую насыпь в Аспарне поставили каркас из березовых стволов, покрытый оленьими шкурами, сшитыми с помощью кишок. Нижнюю часть шкур присыпали землей и камнями. В такой палатке могло жить 8-10 человек. Экспериментаторы построили несколько вариантов таких хижин весом 90-170 кг и доказали, что строительные элементы могла легко переносить небольшая группа людей без использования саней или животных.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 21:43
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Постоянные дома

Если мы будем считать домом определенную конструкцию, образованную стенами и крышей, то истоки его относятся к неолиту, а возник он в тех районах, где появилось земледелие. На Ближнем Востоке появляются одно— и многоэтажные дома с каменным фундаментом и стенами из сушеного кирпича уже в восьмом тысячелетии до н. э. В седьмом-шестом тысячелетиях до н. э. там преобладали дома прямоугольные в плане с расчлененным пространством, иногда с двором, хозяйственными постройками и зернохранилищем. Дома группировались в села, а уже в восьмом-седьмом тысячелетиях до н. э. возникают центры с регулярной застройкой, укреплениями, культовыми постройками и торговыми складами, которые выполняли те же функции, что и наши средневековые города. В четвертом тысячелетии до н. э. в таких городских центрах появляется монументальная архитектура, прежде всего храмовое зодчество.

В тот период Европа, по крайней мере ее большая часть, жила в мирной атмосфере земледельческого цикла. Земледельцы строили дома длиной от 25 до 45 м, сначала прямоугольные, а позже трапециевидные в плане. Основу их составляли несколько (обычно пять) рядов деревянных столбов, вкопанных в землю или поставленных в желоб и закрепленных камнями. На трех внутренних рядах столбов покоилась крыша, покрытая, по всей вероятности, соломой. Внешние ряды столбов строители переплетали прутьями, а их в свою очередь изнутри и извне обмазывали раствором из глины, воды и нарезанной соломы. После высыхания этого слоя образовались твердые и крепкие стены. Неолитические земледельцы не утруждали себя устройством окон и возведением дымоходов. В начальный период, по всей вероятности, не знали и плотницкого соединения балок с помощью шипов и зарубок. В таком длинном доме жило несколько семей, входивших в состав крупной матриархальной семьи. Дом выдерживал около двадцати лет. Десять или пятнадцать домов, обращенных фасадами к югу, вместе с загонами для скота образовывали село.

Такой дом длиной 25, шириной 7 и высотой 5 м, с пятью рядами очищенных от коры дубовых столбов стоит уже свыше десяти лет в Аспарне. При постройке этого дома образцом для экспериментаторов послужили остатки дома, открытого в поздненеолитическом поселении в Кёльне-Линдентале в ФРГ. Несущие столбы экспериментаторы закопали в ямы глубиной 1 м, закрепили их камнями и засыпали глиной. Стены сплели из прутьев лещины, а внутренние и внешние их стороны обмазали глиной. Крышу покрыли соломой, но позже, чтобы усилить ее прочность, солому заменили камышом. На этом доме нет следов обветшания даже спустя десять лет. Обновлять приходится каждый год только глиняную обмазку стен.

Из подобных домов, хоть и немного меньших по размерам, состояло «неолитическое» село в Аллерслеве в Дании, построенное Хансом Оле-Хансеном и его сотрудниками в 1956–1958 годах. Для постройке прямоугольного дома (15х6 м) понадобилось значительное количество строительного материала: 72 столба для стен высотой 2,5 м, четырехметровые стропила для крыши, различные подпорки и перекладины, жерди для соединения стропил, множество прутьев лещины и ивы для переплетения стен, девять тонн глиняного раствора, вымешанного босыми ногами и размятого руками, воды и рубленой травы и, наконец, связки камыша для крыши. Столбы, стропила и перекладины соединяли с помощью зарубок и перевязывали их эластичной корой вяза. Пол покрыли сеном, а очаг сделали из камней. Экспериментаторы тщательно фиксировали время, необходимое для выполнения отдельных работ. Они пришли к выводу, что одному человеку при десятичасовом рабочем дне нужно четыре дня для заготовки древесины для каркаса дома, десять дней для того, чтобы накосить травы и нарезать камыша, восемь дней для транспортировки материалов на место стройки. Двенадцать человек построили такой дом за десять дней. Перерасчет строительных работ на одного человека составляет 120 дней, а если добавить сюда 32 дня, необходимые для заготовки строительного материала, то в целом это составляет 152 дня. Эту задачу могла выполнить одна семья, состоящая из четырех или пяти человек, примерно за пять недель.

Такие материалоемкие и трудоемкие дома были типичными для неолитических земледельцев от предгорьев Карпат до Западной, Северной и Восточной Европы. Об этом свидетельствуют археологические находки. Но в других местах климатические условия и имевшийся строительный материал позволяли строить дома по другому принципу и технике, которые могли и не оставить никаких следов.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 21:46
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




В Южном Ираке и в настоящее время строят жилища из камыша, как это, по всей вероятности, делали и предки местных жителей в эпоху неолита. Экспериментаторы из карельской экспедиции построили подобное жилище в 1960 году. Каркас изготовили из ивовых кольев и ветвей. Покрытие сделали из камыша, собранного в воде и высушенного на солнце. Отдельные связки камыша привязывали к каркасу с помощью гибких прутьев и лыка. Коническую, круглую в плане хижину диаметром 3 м и высотой 4 м два экспериментатора построили за 8 часов.

В лесистой Канаде довольно быстро строили срубовые дома из кругляка. По свидетельству очевидцев конца XVIII–XIX веков, дома размером 6х4 м вырастали там в течение четырех рабочих дней. Для постройки такого жилища в качестве инструмента требовался только стальной топор, а на строительный материал шли стволы деревьев одинаковой толщины. При этом строители не возводили фундамента, поэтому от таких построек не сохранилось никаких следов.

Рубленые дома в древней Европе начали строить, как это уже определенно установлено, в период энеолита. Их конструкция стала известна по сохранившимся остаткам построек, найденных на берегах швейцарских озер и озер Южной Германии. В 1922 году на их месте на берегу Боденского озера были реконструированы целые поселки периода позднего каменного века и эпохи бронзы. Срубовый дом (длина — 12 м, ширина и высота — 6 м) построен также в Аспарне, там же восстановлена полуземлянка (длина около 7 м, ширина — 5 м, а глубина земляной ямы около 1 м) эпохи раннего железа.

Значительно больше сохранилось информации о домах и хозяйственных постройках эпохи позднего железа благодаря созданным моделям в экспериментальных центрах в Лейре и Батсер-Хилле.

В Лейре соорудили несколько жилых и хозяйственных построек, которые позволили изучать жизнь людей эпохи железа в период от V века до н. э. до IV века н. э. Здесь возведены были квадратные в плане дома, своим видом соответствующие остаткам построек, исследованных датскими археологами в различных поселениях. Создавались различные виды деревянных каркасов и испытывались их несущие способности. Стены построили из ивовых прутьев, переплетая ими вертикально вкопанные столбы. Затем обмазывали их смесью ила, пуска, навоза и воды. На обмазку каждого дома израсходовали от 20 до 30 т раствора.

В Великобритании дома эпохи позднего железа очень часто были круглыми. Их реконструкцией занимается Питер Рейнольдс со своими сотрудниками. Для строительства дома диаметром четыре метра они израсходовали 41 ясеневый ствол длиной от 2 до 4 м (19 для стены, 19 для крыши и 3 в качестве опоры крыши с покрытием из соломы). Сначала выкопали круговой желоб для фундамента шириной 30 см и глубиной 15 см. В этот желоб вбили заостренные двухметровые колья. В их верхней части сделали зарубки, на уровне которых наматывали кольца из ивовых жгутов, связанных кожаными ремнями. В эту конструкцию вставили брусья крыши, которые на вершине связали воедино. Брусья крыши соединили между собой ивовыми жгутами, которые создали опору для покрытия соломой. Стены сплели из прутьев и обмазали глиной. Одному человеку для строительства такого дома нужно было бы, не включая заготовку строительного материала, 175 рабочих часов.

В Батсер-Хилле построили два круглых дома, один с каменными стенами, а другой из прутьев с обмазкой. При возведении каменного дома израсходовали 50 т известняка, 4 т сена и соломы, 2 т дерева, а также прутья ивы и лещины и кожаные ремни. Солому для покрытия заготовили во время уборки урожая. Оказалось, что для этой цели лучше всего подходит прошлогодняя солома. После того, как заготовили строительный материал, приступили к собственно стройке. Сначала выкопали желоб для фундамента, который облицевали слоем камня. На него уложили последующие слои камня. На эту каменную стену поставили конструкцию крыши конусообразной формы из брусьев, стропил и прогонов, переплетенных прутьями. Затем крышу покрыли соломой. Эти строительные работы можно осуществить в течение двух-трех недель.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 21:50
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Конструкцию второго дома можно сравнить с плетеной корзиной. Остатки такого дома археологи нашли в Пимпен-Дауне В Дорсетшире. Они обнаружили внутреннее и внешнее кольцо углублений для кольев, а также ямы, оставшиеся на месте кольев, образовавших крытый вход в хижину. За пределами большого круга археологи нашли шесть других ям для кольев, расположенных на одинаковом расстоянии друг от друга. Строители в Батсер-Хилле сначала выкопали ямы и поставили в них дубовые столбы. Внешний, более низкий, круг они переплели прутьями из лещины. Внутренний круг должен был нести большую часть массы крыши. Поэтому на столбах этого круга они построили единый круг из брусьев, закрепленных шипами. Внешний вид этого круга столбов и способ соединения очень напоминают конструкцию из Стонхенджа. Основу конструкции крыши образовали шесть стропил из ясеня и вяза, каждое весом 120 кг, нижние концы которых находились в шести наружных ямах. Стропила установили на стене и дубовыми клиньями соединили их с брусьями упоминавшего круга, который покоился на внутренних столбах. К стропилам прикрепили прогоны, а когда их между собой соединили жгутами из прутьев, то можно было залезать на самую вершину каркаса крыши. Процесс покрытия каркаса соломой был достаточно прост: связки соломы экспериментаторы закрепляли раздвоенными прутьями и двигались от краев крыши к вершине. Для покрытия израсходовали около 5 т соломы. Вся крыша при этом весила свыше 12 т и перекрывала круг диаметром 9 м. Затем обмазали плетение стен 15 тоннами глиняного раствора, который по своей консистенции был похож на моделировочную глину. При этом раствор можно было набрасывать целыми кусками и придавливать его, в результате чего достигалось идеальное соединение с плетением.

Строительная техника и материалы, использованные при постройке этих двух домов, представляют лишь несколько из очень многих вариантов, которые существовали в Великобритании в эпоху железа. Строили жилища из бревен и смеси мела, ила или дерновых блоков. Габариты домов были также различны. Диаметр их колебался от 4–5 до 15 м.

В ту же эпоху на Европейском континенте кельты начинали строительство дома с углубления в земле всего жилого пространства. И только над этой ямой воздвигали стены из кругляка и перекрывали их крышей. Остатки таких домов часто находят археологи Чехословакии и других стран Центральной Европы. Модель одного из них по остаткам, найденным в Австрии, была построена в Аспарне. Длина этого дома 7 м, ширина — 5 м, а в землю он углублен на 1 м. Жилую постройку дополняет мастерская кельтского кузнеца таких же размеров (только глубина ее наполовину меньше, а ширина на 1 м больше), созданная по образцу реконструированной мастерской в Мшецких Жетровицах в Северо-Западной Чехии.

Музей под открытым небом в Аспарне имеет своего двойника в Мёскарде, поселения поблизости от второго по величине датского города Орхус. С 1964 года датские археологи строят здесь на площади 100 га уголок древней и средневековой Дании. Здесь сохранена первоначальная природная среда, поля и дома различных эпох, гончарные и железоплавильные печи, а также печи для выпечки хлеба, ткацкие станки, могилы. Героическая эпоха викингов представлена группой построек, к которым прибавятся вскоре еще и другие, и в результате возникнет целое местечко викингов. Дома, которые читатель видит на снимках, экспериментаторы реконструировали по находкам в Орхусе и Хедебю. Обратите внимание, что у одного дома опорные столбы расположены вне стены, как это было и на археологических памятниках. Внутри дома находится от крытый очаг с двумя высокими скамьями по сторонам.

О том, как строили свои дома крестьяне средневековой Европы, американские индейцы XVI–XVII векгв и первые европейские поселенцы в Америке, вы узнаете в 21-й главе.

Как люди жили в древних домах

В некоторых моделях древних домов поселилсь экспериментаторы, чтобы познать на собственном опыте, как чувствовали себя в таких жилищах люди прошлого. В неолитическом поселке в Аллерслеве (Дания) было сделано несколько интересных наблюдений. Дым из очага, прежде чем выйти наружу, иногда задерживался под крышей, так что относительно чистый воздух удерживался на уровне 1,5 м от пола. Дым и сажа зачерняли верхнюю часть потолка и крышу. И тут вполне возможно археологическая ошибка: обнаружив эти ископаемые части дома, можно предположить, что он пострадал от пожара. После завершения строительства дома начиналось его постепенное ветшание. При высыхании стен возникали трещины, которые под воздействием дождя и влаги расширялись и углублялись. Спустя некоторое время от стен отваливались куски обмазки, которые накапливались у внешней и внутренней сторон фундамента. Это происходило спустя три-четыре года после окончания постройки.

В одном из домов эпохи железа экспериментаторы в Лейре проверили возможности проживания в них в январе-феврале и марте-апреле. Огонь очага нагревал только самое близкое пространство. Ненамного улучшился обогрев, когда теплый воздух, поднимавшийся под крышу, спускался вниз вдоль внутренней стены. Горящий очаг притягивал внутрь через щели в стенах холодный воздух. Недостаточно плотно закрывающаяся дверь нарушала уравновешенный обмен тепла и дыма, который устанавливался в застойном воздухе внутри дома. Скот за перегородкой в хлеву и большой слой навоза обеспечивали температуру 40 градусов, но это не оказывало никакого влияния на обогрев жилого помещения.

В домах в Лейре сделано было много других ценных наблюдений. Здесь в течение десяти лет многократно разжигали очаг, проводили другую работу, начиная от ткачества и ковки до приготовления пищи.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 21:58
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Оборонительные стены, городища, пирамиды

Кроме жилых и хозяйственных построек экспериментаторы исследовали и сооружения, которые выполняли прежде всего задачу защиты, а также культовые сооружения. Вы, конечно, помните крепость в Ланте, вал и ров в Овертон-Дауне. Валы и рвы были неизменной составной частью многих поселений уже со времени неолита.

В Овертон-Дауне при строительстве вала (длина — 21 м, высотк — 2 м, ширина в основании — 7 м) и рва (длина — 21 м, глубина — 1,5 м, ширина в верхней части — 3 м, на дне — 2,4 м) экспериментаторы сравнивали результаты, достигнутые с помощью современных и древних инструментов. Если они использовали стальные кирки, лопаты и ведра, то один работник за час выкапывал, поднимал и переносил 750 кг известняковой породы. При работе с копиями древних инструментов, копалками из рога, лопатами из костей домашнего скота, деревянными ломами и корзинами из прутьев производительность труда была на две трети меньше.

Это соотношение современных и древних инструментов установили при работе с ними за краткий период. При наблюдении за весь период строительства это соотношение было гораздо более благоприятным для древних орудий, оно составляло 1,3:1,0. Копалки из рога, а также деревянные лопаты легко проникали в мел. Лопаты из костей животных были слишком узкими и поэтому непригодными для набирания земли. Но они весьма пригодились при сгребании меловой крошки в корзины. В одну корзину входило около 13,5 кг материала. Время, необходимое для строительства вала и рва, составляло 1543 часа. Из рва было выкопано около 114 куб. м земли и породы.

Указанные цифры приблизительны для определения времени, необходимого для строительства некоторых древних укрепленных поселений и городищ, и оно всегда останется приблизительным, даже в том случае, если будем исходить из результата, достигнутого с помощью древних инструментов. В действительности мы никогда не можем быть до конца уверенными в том, что нам известен именно тот способ применения орудий труда, каким его знали в древности.

Один из возможных и весьма эффективных способов зафиксировали недавно исследователи при строительстве насыпи из земли в современной Нигерии. Насыпь длиной 50 м, высотой 4 м, содержащая 800 кубометров земли и настолько широкая, что на ней могла быть сооружена дорога, была построена многими местными рабочими меньше чем за один день. Причем такой скорости им удалось достичь без переноса земли. В их распоряжении был единственный инструмент — мотыга. Ею они разрыхляли землю, а затем эта земля перемещалась дальше следующей шеренгой людей. Таким способом восемь и десять рядов строителей сгребали землю, одновременно перемещая ее, и создавали насыпь. Чтобы выполнить эту работу, хороши были и древние лопаты из Овертон-Дауна.

Как может понять читатель, подобными и многими другими секретами строительства могли владеть древние люди.

Насыпи и стены древних городищ из глины обычно прокладывались деревянным креплениям. Археологи обнаружили остатки деревянной конструкции на одном из английских городищ. Работа по реконструкции модели трехметрового отрезка вала с участием шести человек длилась всего час. Исходя из этого, экспериментаторы сделали вывод, что весь древний вал 60 мужчин могли построить за 16 дней. Сюда они не включили время, необходимое для заготовки дерева и земли.

А сейчас перенесемся в культовый центр индейцев майя — в Ушмаль в Мексике. Здесь мы убеждаемся в том, что даже строительство памятников гигантских масштабов было под силу древнему обществу. Культовые постройки этого ентра расположены на площади 1200х600 м и содержат 850 тысяч куб. м каменного и земляного заполнения. Культовый центр Ушмаль строился и функционировал на протяжении 250 лет.

Во время экспериментов в Ушмале тестировались в уменьшенном масштабе методы и техника, которые применяли древние строители: заготовка и транспортировка необходимого материала на стройку, каменотесные работы и возведение стен. Работы по реконструкции вели современные потомки древних майя. Рабочий день длился пять часов, согласно обычаям этих мест, с 6 до 11 часов, когда температура поднималась с утра от 30 до 43 градусов. Шестой час работы под палящим солнцем был бы неэффективным.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 22:01
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Землю копали лопатами, которые были в два с половиной раза более продуктивными, чем деревянные палки-копалки. Затем ее переносили два носильщика на расстояние от 50 до 100 м в 25 литровых сосудах. Каждый из них за день проходил 25 км. Первый переносил 4000 кг земли, а второй около 2300 кг. Во время заготовки известняка снова происходило соревнование между современными и древними инструментами, на этот раз железным ломом и колом из дерева твердой породы. Индейцы майя продемонстрировали невероятную производительность. За один пятичасовой рабочий день они добыли с помощью металлического лома с площади 30 кв. м 5000 кг камня, что в три раза превысило результаты, достигнутые деревянным ломом. Индейцы разбивали скальную породу на 25-килограммовые блоки, а добытый камень четыре носильщика уносили на расстояние 250–100 м. Каждый работал самостоятельно и за один день проходил около 20 км. Все четверо вместе перенесли свыше 2200 кг камня.

Постройки в Ушмале содержали 850 тысяч куб. м земляного и каменного заполнения весом 1,3 млн. т. Этот строительный материал можно было добыть на площади 7,5 млн. кв.м. Среднее расстояние транспортировки на стройку составляло 750 м. Этим путем один мужчина мог перенести за один день 0,5 т земли и камня.

Дальше тестировались каменотесные работы и возведение стен. Индеец майя в качестве каменщика смог построить кубический метр стены из 1400 кг камня и 400 кг раствора. Добыча составных частей раствора и гашение извести для 400 тысяч куб. м стен в Ушмале согласно тесту, потребовали бы около 0,5 млн. рабочих человеко-дней. Для скульптурных работ и облицовки 1 кв. м фасада из известняка одному человеку понадобилось бы три рабочих дня. В Ушмале было обработано 750 тысяч кВ. м площади фасадов, что составляло 2,5 млн рабочих дней каменотесов.

Общее количество рабочих дней, необходимое для добычи и транспортировки строительного материала, собственно строительства, выполнения каменотесных и скульптурных работ, составило, по подсчета, установленным на основании тестирования 7,5 млн человеко-дней.

Из этих тестов мы можем получить и другие данные, которые нам откроют многие тайны прошлого. Для этого достаточно иметь при себе карандаш, бумагу и простой карманный калькулятор.

Так, например, если нам известна площадь местности и способ пропитания, то мы можем определить количество населения, проживавшее на этой территории, а затем и длительность стройки. И наоборот, если нам известны сроки строительства, то мы можем определить количество работавших на ней и приблизительно установить площадь заселения. В условиях Чехословакии подобным способом можно было бы определить сроки строительства мощных укрепленных городищ древнейшего периода и эпохи Великой Моравии.

Попытаемся это сделать на примере Ушмаля. Площадь этого района говорит о том, что его сельское хозяйство могло обеспечить пропитание приблизительно 1200 семьям (т. е. 6 тысячам человек). Если бы каждая семья могла освободить для общественных работ одного взрослого человека на протяжении 40 рабочих дней ежегодно, то это составило бы 48–50 тысяч рабочих дней, что обеспечило бы необходимые 7,5 млн. рабочих человеко-дней в течение 150 лет. Но при более краткой и массовой концентрации рабочей силы (при удвоении годовой производительности на одну семью) в Ушмале можно было бы построить самую высокую ступенчатую пирамиду, для возведения которой нужно было около 650 тысяч рабочих дней, за семь лет.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 22:03
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Связующее вещество построек

Строители древнейших времен довольствовались для своих низких жилищ в большинстве случаев глиняным раствором. Известь употребляли уже в эпоху неолита, но только для побелки стен. Античные и средневековые строители употребляли огромное количество извести, ибо только известковый раствор (если не считать в совершенстве обработанные и идеально прилегающие друг к другу каменные квадры перуанских и других построек) позволял их великолепным проектам расти вверх и вширь.

Производство и применение извести основано на простых химических реакциях, которые стали известны довольно рано. Подходящим сырьем являются известняки и доломиты, сложенные из карбонатов. Путем обжига они превращаются в окислы, при этом выделяется углекислый газ. Тот, кто уверен в своих школьных знаниях по химии, может спокойно предолеть следующие абзацы.

Самым древним и простым способом производства извести было, очевидно, выжигание в костре. Эта производственная техника сохранилась наряду с более прогрессивными способами на протяжении всего средневековья. В период античности, когда известь стала очень важным и нужным сырьем, появились печи для обжига извести. Тип печи, существовавший в Древнем Риме, стал исходным в цепи развития печей, использовавшихся вплоть до XX века.

Печи по обжигу извести в римских провинциях имели в целом единую схему. В плане они были овальны, грушеобразны или круглые, размером 360х280 см при общей высоте 3–4 м. Нижняя часть печи была сужена встроенной стенкой толщиной около 50 см, которая ограничивала топку, открывавшуюся в пространство обслуживания каналом топки четырехугольного сечения (примерно 60х45 см, но также и 90х60 см). Топку от шахты отделял свод. Одна из таких римских провинциальных печей найдена была во время археологических раскопок также и на территории Чехословакии, у села Русовца возле Братиславы. В месте производства извести сосредоточено было обычно несколько печей. Как правило, они были расположены вблизи военного лагеря или поселения.

В Иверсхайме (ФРГ) археологи исследовали известкообжиговый центр с шестью печами II–III веков н. э. Печи были выдолблены в склоне горы, над ними, выше по склону, возведено здание, у которого проходила подхъездная дорога. По ней к печам подвозили шихту. У самих печей построены были кирпичные ниши для обслуживания. Такие объекты относятся к очень редким находкам. В этом районе археологи открыли уже четыре известкообжиговых центра, поставлявшие известь для Рейнской области в период рисского владычества. Дешевой и надежной транспортной артерией была река Эрфт. Известь отсюда, очевидно, вывозили даже на территорию современной Голландии.

Римские архитекторы Катон и Втрувий упоминают известь как важный строительный материал, но у них нет описания ни производства ее, ни технологии. Поэтому на многие вопросы пока ответить не удается. Решению их должен был способствовать эксперимент в Иверсхайме.

Печи в Иверсхайме были грушеобразной формы, длиной около 3 м. Высота печи была 4 м, нижнюю половину ее занимала топка, а верхнюю — шахта, заполнявшаяся сырьем. Эти две части отделены были друг от друга самонесущим сводом, который должен был выдерживать нагрузку 2500 кг доломита или известняка. Свод экспериментаторы построили из кусков доломита, которые тщательно укладывали на деревянную опалубку. Изготовление опалубки было трудным и долгим процессом. Но экспериментаторы установили, что после заполнения печи опалубку по частям можно было вынуть. После обжига ее опять можно было поставить под своды с находящейся на них шихтой. Таким образом печь можно было без риска разрушения свода разгрузить и вновь заполнить. Футеровку печи сделали из осадочной породы, обмазанной глиной. В центре находилось прямоугольное отверстие топки. Оно служило для зажигания огня, закладывания дров и закачивания воздуха.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 28 2016, 22:04
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Античные доломитовые каменоломни находились рядом. Здесь доломит добывали и экспериментаторы. Во дну печь помещалось 2500 кг шихты. В качестве топлива античные мастера использовали дерево. В древности здесь росли в основном ива и тополь, их древесину и использовали в качестве топлива, как показал анализ. Работа известкообжигового центра была серьезным вторжением в естественную среду, так как только одна печь ежедневно поглощала 10 куб. м дров.

На своды экспериментаторы насыпали доломит, а в топке сложили дрова. Через вход топки бросили горящий факел и привели в действие печь. Внутри печи поместили на различной высоте чугунные трубы с термодатчиками, данные которых переносились на соответствующий график. Кроме того, регулярно проводились анализы выходящих газов.

Спустя час температура в печи достигла 600 градусов. В первые сутки температура не превысила 800 градусов, вверх уходили испарения и газы, возникающие при высыхании свежей кладки и печи и обжигаемой породы. На второй день температура достигла 1050 градусов. Именно такая температура необходима для обжига породы, поэтому ее нужно было поддерживать до окончания всего процесса обжига. Это обеспечивали шесть человек, по двое в трех сменах, шесть ней. В целом израсходовали 60 куб. м дров. Температура выходящих газов (углекислый газ) достигала 600 градусов. Угарный газ не выделялся, так как процесс проходил без доступа воздуха. Через неделю углекислый газ уже не был обнаружен. Обжиг был, таким образом, закончен. После этого отверстие топки было заложено кусками породы и обмазано глиной, но вверху печь закрыли только глиной. В этом положении химическая реакция могла быть закончена. Весь этот процесс соответствовал данным археологии. Температура выходящих газов резко упала до 200 градусов, но после полной закупорки печи вновь поднялась до 320 градусов. С этого момента тепло равномерно распространялось по всему пространству печи. Через неделю температура всей шихты составляла 200 градусов. Затем отверстие топки расчистили, устранили также глиняную обкладку вверху. Спустя несколько часов температура извести стала такой же, как и окружающего воздуха. Только через три недели экспериментаторы смогли отдохнуть.

Гашение полученного продукта водой показало (спустя 15 минут он превращался в горячий порошковый гидрат), что опыт был удачным. Он показал, что древнеримским мастерам обжига достаточно было для загрузки печи и охлаждения шихты 6–7 дней. За два-три дня они могли освободить печь и загрузить ее вновь. Иверсхаймский обжиговый центр мог перерабатывать при эффективном чередовании циклов обжига и загрузки ежемесячно 200 т доломита. Экспериментаторы рассчитали, что у пяти печей в сравнении с четырьмя можно в течение 30 дней повысить при эффективном рабочем ритме количество шихт с 10 до 16, а у шести — до 19. В последнем случае производительность возрастала на 90 %. Если предположить, что здесь работало 10 печей, то иверсхаймский производственный центр мог ежемесячно производить 2000 т извести.
Top
Эмден
Отправлено: Июн 30 2016, 17:33
Quick Quote Quote Post


Активный пользователь
***

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 5623
Регистрация: 3-Октября 15

Репутация: 288




Под таким названием – «Правобережное Цимлянское городище» – нам сейчас известно это поселение – крепость. Настоящего его имени история не сохранила. Мне довелось съездить туда весной 2008 года.
Расположено совсем недалеко, в километре наверное, не более, от поселка Саркел. Современного поселка, что стоит на высоком правом берегу Цимлянского водохранилища. И ничем, кажется, кроме названия, не связанного с тем, хазарским Саркелом, который остался на дне водохранилища. Подозреваю, что поселок назвали так из-за расположенного рядом Правобережного Цимлянского городища – приняли его, в момент основания при заполнении водохранилища, за Саркел.
Здесь стояла когда-то хазарская крепость.
Собственно, мыс этот был заселен еще в эпоху бронзы. Что неудивительно – очень уж удобное положение он занимает, буквально доминируя над окружающей местностью и особенно поймой Дона на многие километры вверх и вниз по течению. Крепость стоит на плато высотой около 70 метров над уровнем моря (абсолютная высота). Соответственно, над сегодняшней поверхностью водохранилища крепость возвышается на 34-33 метра (урез воды водохранилища находится на высоте 36 м над уровнем моря). А над поймой Дона в то время крепость стояла в 52 примерно метрах.
Треугольник, на котором расположена крепость, образован двумя глубокими, с крутыми склонами, оврагами, и обрывом к Дону (сейчас к водохранилищу).
К естественным преимуществам местности хазары добавили искусственные. Они перерыли перешеек, соединявший крепость с материковым берегом, рвом, и подрыли, «эскарпировали», склоны.
Прямо на слой почвы, иногда на песчаниковые, подогнанные друг к другу плиты в качестве фундамента, были установлены воротные укрепления, угловые и серединные башни. Они были сделаны из обработанных стандартных белокаменных блоков размером 0,6×0,3×0,4 метров.
Башни соединялись стенами. Они, по видимому, состояли из внешнего, внутреннего и промежуточного между ними рядов пятнадцатисантиметровых бревен, вбитых в грунт. Предполагается, что промежутки между рядами бревен были заполнены щебнем и глиной. Ширина стен составляла 4 метра.
Надо отметить, что среди археологов существуют разные мнения о стенах. Некоторые полагают, что сразу, вместе с башнями, были поставлены белокаменные стены (а не описанные выше из бревен с наполнением). Другие считают, что белокаменные стены сооружались во второй период существования крепости, о котором будет сказано позже. Как бы то ни было, белокаменные стены состояли из двух щитов из белого камня с щебневой забутовкой между ними и достигали высоты 6 метров. Общая длина стен – 365 метров.
На плато, с которым соединяется крепость, еще в конце XIX века были видны остатки белокаменных башен, расположенных цепочкой. Они, стало быть, составляли первую линию дозора и обороны со стороны степи. Сейчас от них остались только одиночные камни на дороге, ведущей к городищу.
Внутри стен располагались юртообразные жилища хазар – штук 50. Покрупнее, крытые войлоком – у обеспеченных. Поменьше, с покрытием из камыша или соломы, видимо – у тех, что победнее.
Благодаря сухому песчаному грунту на поселении сохранилось много железных предметов – кузнечные инструменты (наковаленки, молотки, ножницы для резки металла, щипцы), немного оружия (топорик, несколько копий, наконечники стрел), сельскохозяйственные орудия, в том числе виноградарный нож. Население выращивало виноград, наряду с другими культурами. Много керамики, характерной для каганата.
Это обломки кухонных горшков, сформованных на гончарном круге из глины с примесью речного песка, а также подобные горшкам котлы с внутренними ушками – одним из самых распространенных типов посуды на степных поселениях. Встречались обломки амфор.
Создание крепости относится археологами к концу VII – началу VIII века. За полвека примерно до того хазары в результате хазаро-арабских войн оказались на Дону и в безопасности себя не чувствовали. Крепость эта представляется неким феодальным замком, фортом одного из семейств-родов хазар. Около столетия замок выполнял свои функции по контролю местности и обороне.
В начале IX века крепость была взята штурмом, жилища сожжены, жители убиты. На территории археологами обнаружены в основном женские и детские скелеты погибших. Погибли ли мужчины, жившие в крепости, на стенах, или были далеко, когда над крепостью засвистели стрелы – можно только строить предположения.
Тела женщин и детей остались непогребенными, их просто наскоро забросали землей – то ли враги, то ли уцелевшие родственники, то ли просто соседи – после того, как падальщики уже начали их растаскивать. У ног одного из скелетов обнаружены монеты – дирхемы, самый поздний из которых чекана 799-780 (возможно, 782) годов. Видимо, монеты были спрятаны в голенище сапога одной из убитых, и не найдены врагами. Этот факт позволил определить время уничтожения крепости.
Top
0 Пользователей читают эту тему (0 Гостей и 0 Скрытых Пользователей)
0 Пользователей:

Topic Options Страницы: (3) 1 [2] 3  Reply to this topicStart new topic


 


Текстовая версия